Хорват в России.

27 декабря 2008 года в питерском аэропорту Пулково-1 мы встречали нашего хорватского друга и партнера Славена, летевшего из Хорватии в Россию на трех самолетах, через две столицы маршрутом «Сплит – Загреб – Москва — С.Петербург».

Преимущества такого перелета налицо — экономишь время, не заботишься о багаже (сдал его в Сплите — получил в конечном пункте, если, конечно, он не потеряется где-нибудь в пути)… Вот тут, увы, Славену, не повезло – его багаж на каком-то этапе видимо отстал, и в Санкт-Петербурге получить его не удалось. Dobrodosli в Россию! Впрочем, пенять на государство тут не стоит – во многих крупных странах, например, в Америке, потеря багажа – дело обыденное.

Правда, теплые вещи, оставшиеся в багаже, в конце декабря были бы не лишними. Пришлось собирать с миру по нитке – кто носки теплые одолжил, кто шапку, кто перчатки… В-общем, экипировали хорвата под наши климатические условия.

Зима, о которой он так мечтал, словно по заказу, предстала во всей красе — намело снега,  температура воздуха держалась в районе минус 10. В общем, европейский климат, радующий петербуржцев в последние годы, словно отступил ради почти детской радости хорвата.

В Хорватии общеприняты встречи с друзьями в кафе, расположеных буквально на каждом шагу. С маленькой чашечкой кофе за беседой хорваты могут просидеть два часа кряду. Поэтому нас нисколько не удивил вопрос Славена: «Куда мы завтра идем пить кофе?», на который прозвучал совершенно однозначный ответ: «На кухню!».

Живя в мегаполисе, быстро привыкаешь к сопутствующему комфорту и на многое даже не обращаешь внимания, а вот Славен по достоинству оценил 24-часовой график работы многих магазинов. Из продуктов питания наибольшим спросом у хорвата пользовалась красная икра, коньяк и орехово-фруктовая смесь. Наравне с отсутствием разметки на многих дорогах города, сильное впечатление произвели блины с соленой семгой, которыми мы накормили его прямо на улице – в Хорватии блины (палачинки) делают только со сладкими начинками.

По заранее продуманной нами программе, 2 дня мы провели в коттедже неподалеку от  горнолыжного курорта Коробицыно – уж там-то точно всегда есть снег, даже если в Питере идет дождь.

Стоило нам туда приехать, как в поселке отключили воду, благодаря чему мы узнали о существовании природного источника неподалеку, и, вооружившись 5-литровыми канистрами, отправились за родниковой водой.


Топить деревянный дом пришлось сырыми дровами, валявшимися возле дома под снегом. Русская экзотика! Сырые дрова заняли мужчин на весь вечер . Жарили шашлык на улице, и Славен нас уверял, что подобное блюдо делают и в Хорватии, вот только при этом тушку на вертел насаживают целиком… А потом убеждал в обратном – ничего подобного еще не ел.

Наутро в нашей веселой компании Славен постигал все прелести зимних развлечений: сражался на сосульках, катался на ватрушках с раскатанных коробицынских горок,
попробовал освоить лыжи – 15 минут неуклюжести и падений ему вполне хватило.

Вечером в поселке дали воду, и мы с радостью возвестили Славена о предстоящей русской бане. Натопив хорошенько маленькое помещение бани, мы запустили туда мужчин. Минут через 10 Славен вышел, обмотанный простыней. Услышав, что это только начало и нужно будет париться повторно, а потом еще и обтираться на улице снегом, вежливо поблагодарил нас, заявив, что ему достаточно, он уже помылся.

После наших объяснений и коллективного напора, он все же отправился в парилку еще раз, уже с веником. Мы попросили мужчин попарить Славена как следует, и с удовлетворением слушали, как из парилки периодически доносились вопли хорвата.

Потом появился и пышущий жаром Славен. На улицу ему не хотелось. Но под нашим натиском, он все же выбежал во двор, и сам не мог поверить, что босой, в мокрой простыне, обтирается снегом!

Новый год праздновали в г. Пушкине, где Славен встретился со многими знакомыми, которых узнал еще в Хорватии в качестве туристов – каждый был рад с ним пообщаться. Молодежь взяла его под свою опеку и увезла от нас на ледяной каток, где по рассказам очевидцев, он постигал азы фигурного катания, ухватившись с двух сторон за девушек.

Экскурсия по ночному Питеру с его великолепной подсветкой произвела впечатление не только на нашего гостя, но и на нас самих – ну разве увидели бы мы всю эту красоту, если бы не этот счастливый случай.

«Ваш старый город больше нашего Загреба», – констатировал Славен, когда мы четыре часа подряд кружили по набережным каналов и улочкам старого города от одного памятника архитектуры к другому.

Екатерининский дворец в г.Пушкине, который мы посетили в первых числах января, предстал во всем богатом убранстве, а Янтарная комната поразила воображение. Славен был серьезен – в подобных музеях ему бывать не приходилось, вот только жаль, что группы пролетали по залам дворца, словно по конвейеру, а в Янтарной комнате, где хотелось остаться навсегда, нам удалось побыть от силы 3 минуты – в затылок дышала следующая группа.

Каждый день в перерывах между насыщенной программой мы дозванивались до аэропорта по множеству телефонных номеров с вопросами о потерянном багаже, и всякий раз получали разные ответы. Славен огорчался, хоть и старался не показывать виду, ведь в багаже, помимо одежды, были подарки друзьям и знакомым…

Багаж нашелся накануне его вылета обратно, и уже в ночи нам пришлось ехать за ним на такси, а в 4 утра на том же такси с измененным содержимым чемодана обратно в аэропорт только на другой терминал.

Несмотря на эту каплю дегтя, Славен возвращался на Родину довольный, полный новых ощущений и впечатлений от увиденного, познавший русскую зиму с обилием словно специально для него выпавшего снега, который на побережье Хорватии бывает так редко!

Leave a Comment

шестнадцать − 6 =